Aihearkisto: Yleinen

Мечта простого финна, или Вокруг Ладоги за 18 дней

Текст: Пертти Ровамо (свободный пересказ Инны Аладиной), Фото: Пекка Поухула

Впервые опытный каякер Пекка Поухула (в не таком уж и узком кругу финских каякеров известный под именем Пёрррхола) увидел бескрайние просторы Ладожского озера и таинственные ладожские шхеры в 1999 году. Знакомство жителя финского городка Рантасалми с крупнейшим озером Европы состоялось на пляже неподалеку от поселка Вуорио Сортавальского района, куда он отправился праздновать Иванов день (Юханнус в финской культуре) вместе со своей русской дамой серца Ритой и ее ребенком. «Я влюбился в это озеро с первого взгляда. У меня тут же появилась мечта обойти на каяке всё озеро вдоль берега по периметру – едва ли многие делали это раньше.» Мечта осуществилась летом 2011 года. Путешествие заняло 18 дней. Пройдено по воде было 573 километра. Большую часть путешествия Пекка провёл в одиночку.

Иванов День 1999. На скалистом берегу у поселка Вуорио.

В течение нескольких лет я обошел на каяке все окрестности Сортавалы, то есть Северное Приладожье – один или в компании друзей. Генеральная репетиция путешествия мечты состоялась летом 2010 года, только озеро было выбрано другое – Онежское. Я обошел его на каяке по периметру со своим другом Ристо Партаненом, причем Ристо сопровождал меня не на каяке, а на пятиметровой деревянной лодке работы мастера из Кесялахти Арво Кетолайнена. Путешествие заняло 2 недели, за которые было пройдено 450 километров. Такой опыт позволял рассчитывать на то, что и Ладогу можно обойти по периметру.

Моя сортавальская подруга хоть и не принимала активного участия в длительных водных путешествиях, но поддерживала мою идею и сопровождала в небольших вылазках по ладожским шхерам.

Путешествие вокруг Ладоги было не только проверкой физических возможностей, но и путешествием по местам, значимым для истории как России, так и Финляндии.

Начало путешествия втроем

Осуществлять путешествие своей мечты в одиночку мне пришлось по банальной причине – не нашлось людей, которые могли бы коротким северным летом выделить для этого достаточное количество времени. Ведь невозможно было точно рассчитать количество дней, требующихся на прохождение маршрута – погоду не купишь, а на воде именно она играет решающую роль. По моим предварительным оценкам, могло потребоваться около 3 недель, а то и больше. Когда идешь по открытой воде, главным фактором скорости и даже самой возможность продвижения вперед становится ветер.

Длительное путешествие в одиночку упиралось в такую проблему, как обеспечение продуктами и водой. По своему опыту я уже знал, что населенные пункты, по карте расположенные на берегу, на самом деле вовсе не обязательно находятся прямо у кромки воды. Как сходить в магазин, когда некому остаться на берегу охранять каяк и снаряжение?

Помочь мне решил Ристо, с которым мы вместе путешествовали годом ранее по Онеге, и ещё один житель Рантасалми Эркки Муукконен, у которого был кемпер и дача в Олонце. Они взяли на себя обеспечение меня припасами на первом отрезке пути.

Пекка, Ристо и Эркки – перед стартом.

 

Сортавала – маленький центр русско-финской культуры

Местом начала путешествия стал городок Сортавала в Северном Приладожье. Город был основан в 1632 году вскоре после того, как Швеция получила по результатам Столбовского мира приличный кусок Западного и Северного Приладожья.

Спустя столетие Швеция потеряла эту территорию, а Сортавала – статус города. Маятник истории качнулся в направлении России, когда в 1809 году территория Финляндии была присоединена к Российской империи, а т.н. «Старая Финляндия», завоеванная (с точки зрения России) в XVIII веке, вошла вместе с остальной частью Финляндии в состав единой административной единицы, автономного Великого княжества Финляндского. Так, в декабре 1811 года сформировалась территория, которую и сегодня в Финляндии считают единственно правильной, «настоящей» Финляндией.

Сортавала стала культурным центром Приладожья. В городе действовали мужская и женская учительские семинарии, в которых получила образование значительная часть учителей народных школ Финляндии. В Сортавале была развита промышленность и действовал порт. Для Финляндии Сортавала стала значительным духовным центром, хотя город оставался относительно небольшим. На момент 1939 года в городе и ближайших окрестностях проживало около 10 000 человек. В настоящий момент в городе проживает около 19 000 человек.

Ристо и Эркки бодро начали маршрут.

Мы спустили лодку и каяк на воду у сортавальской гостиницы «Пийпун Пиха» 23 июня в 21.50. Кемпер Эркки с прицепом оставили на автостоянке при гостинице (200 руб/сутки, по курсу того времени около 5 евро/сутки). Ладогу решили обходить по часовой стрелке.

Я на старте, впереди 3 недели пути

Несмотря на то, что сборы затянулись и выезд получился поздним, было решено все же стартовать, чтобы войти в походный ритм с первого дня. Через пару часов нашелся подходящий остров для разбивки первого лагеря. Погода была пасмурная, то и дело начинал моросить дождь.

Иванов день на Сторожевой горе и следы военной истории на острове Петяясаари

Самые потрясающие пейзажи Северного Приладожья можно увидеть в районе острова Хонкасало и Сторожевой горы (финское название Вахтимяки) – там взору открываются ладожские шхеры. Пройдя через узкий заливчик, мы разбили лагерь и взошли на Сторожевую гору, чтобы символически отпраздновать канун Иванова дня. Фотограф и писатель И.К. Инха фотографировал ладожские шхеры с этой же горы ещё в 1893 году, считая их одной из наиболее значимых природных достопримечательностей Финляндии, наряду с водопадом Иматранкоски, озером Паанаярви и кряжем Пункахарью.

На историческом месте в канун Иванова дня.

Сторожевая гора на острове Хонкасало еще в давние времена служила местом, откуда подавался сигнал о приближении врагов при помощи разжигания костра. Гора возвышается над поверхностью озера более чем на 75 метров.

Мы разожгли небольшой костер – традиция в Иванов день. А вообще, за розжиг открытого огня можно и получить штраф в размере 2000 рублей, что, впрочем, не мешает отдыхающим в Приладожье разводить костры.

Костер в честь Иванова дня. Рискуем штрафом за разведение огня.

Самый незаконопослушный из компании, Ристо, ещё и опустил с вечера в воду две сети, вытащив их утром с тремя крупными окунями и несколькими ряпушками. До браконьерства не дотягивает по масштабам, а путешественникам какое-никакое разнообразие в рационе.

В Иванов день по пути встретились греющиеся на камнях нерпы – 20-30 особей; вечером мы разбили лагерь на острове Петяясаари.

Петяясаари – остров в районе Питкяранты длиной в полтора и шириной в полкилометра. Этот остров имеет особое значение для жителей финского Рантасалми: за 7 дней до окончания Зимней войны, 6 марта 1940 года, на острове прошло ожесточенное сражение, в котором за один день погибло 117 финнов. Сражались в прямом смысле до последнего человека. Немногие уцелевшие были ранеными позднее эвакуированы за линию фронта.

Эркки произносит речь у памятника финским солдатам. Эркки увлекается историей и посвятил много времени изучению сражения на острове Петяясаари.

В числе погибших на острове Петяясаари было 46 жителей Рантасалми и Нильсиа. Печальная военная статистика говорит, что это была самая мастштабная гибель солдат в один день для одного муниципалитета за всю Вторую мировую войну.

Мы побывали у мемориальной доски в честь погибших финнов и у памятника русским солдатам. Когда идешь по острову, под ногами до сих пор чувствуются осколки снарядов.

Видимо, воспоминания о военной истории нас сильно впечатлили, но около трёх часов ночи мне послышались шаги возле моей палатки, а Эркки просыпался среди ночи от металлического лязга. Привиделось?

На следующий день Эркки и Ристо высадились в Питкяранте для похода в магазин, а я остался охранять снаряжение. Вскоре начался дождь, и мы заспешила к месту последней запланированной совместной ночевки – к турбазе на острове Лункулансаари.

Пусунсаари, Питкяранта. Промзона ЦБК.

За 5000 руб. (около 120 евро) сняли симпатичный коттедж с сауной. Приятно бывает для разнообразия поспать в нормальной постели. Наутро Ристо и Эркки обогнули остров Мантсинсаари и направились в обратный путь к Сортавале. А я продолжил путь в одиночестве.

Первые трудности и гостеприимство

Первый день в одиночестве дался нелегко. С самого утра вокруг был густой туман, так что ориентироваться приходилось исключительно по GPS. При этом дул встречный ветер со скоростью около 3-6 м/с, чего в прогнозе и вовсе не было. Дневная остановка на обед была не слишком радостной. Позднее радости ещё поубавилось.

В условиях довольно сильного волнения на озере сзади и сбоку в каяк попадала вода. Я поправил неплотно уложенную «юбку», но вода продолжала попадать внутрь каяка – вещи промокали. Я понял, что где-то есть течь.

При спуске на воду после обеденного перерыва каяк притянуло волной к скале, и в левом борту образовалось два небольших отверстия. Каяк был тяжело нагружен – 60-80 килограмм вещей плюс мой вес. Неудивительно, что тонкий борт не выдержал.

Каждую четверть часа мне приходилось останавливаться и удалять воду при помощи губки. Около 6 часов вечера я приметил место на берегу, где были установлены скамейки, стол и кострище. Причалил. Буквально через минуту рядом залаяла собака и подошел мужчина, который начал объяснять, что здесь нельзя причаливать к берегу. Как только я открыл рот, чтобы попытаться объясниться на своём ломаном русском, мужчина спросил: «Финланд?». «Da, da,» – ответил я.

Мужчина сразу же изменил интонацию. Мне разрешили переночевать в этом месте. Хозяина, как оказалось, зовут Романом, а собаку – Никой. Роман привёз для меня тележку дров и разжег костер. Я в это время заделывал пробоину в каяке при помощи полиэстеровой заплатки и эпоксидной смолы. Конструкция прекрасно продержалась до конца путешествия.

Я приготовил себе ужин, поставил палатку и уже готовился пойти спать, когда вернулся Роман. Он позвонил своей матери, Ольге. Та приехала, растопила сауну и приготовила веник. На столе внезапно появилась еда и водка. Меня буквально заставили переночевать в предбаннике, хотя мне, если честно, было бы гораздо удобнее в своей палатке. Хозяева разрешили подзарядить мой телефон от их генератора. Ольга позвонила в Санкт-Петербург своей подруге, говорящей на финском, и с помощью такого телефонного перевода общение пошло легче.

Баня. Слева массажный стол и большая ванна. Пар отличный.

«Скромный» ужин после бани.На завтрак меня угостили кашей и козьим молоком. Обнаружилось, что семья держит свиней, кур, коз, овец, кроликов и даже перепелов и фазанов. На прощание меня обняли и вручили свежее, прямо из-под курицы, яйцо.

Дача Ольги и Романа располагается в районе поселка Погранкондуши, где до 1940 года проходила граница между Финляндией и СССР. Граница также проходила и по озеру: Ладога была условно разделена пополам.

Вдоль песчаного восточного берега

В течение дня я прошел довольно длинную дистанцию вдоль знаменитого песчаного берега в районе Олонца. При приближении к устью Свири береговая линия стала меняться – появились заросли тростника. Долгое время не было видно подходящего места для лагеря. В конце концов впереди показалась бухточка с песчаным берегом.

Такой пейзаж можно увидеть на протяжении 100 км.

В этот вечер ситуация развивалась почти как в предыдущий, только в несколько более пугающих тонах.

Уже после того, как я поставил палатку, заметил в прибрежном лесу рыбацкую хижину. Я подошел и окликнул потенциального обитателя. Никто не отозвался. Задвижка на двери была снята, и когда я приоткрыл дверь, изнутри послышался голос. Я вернулся на берег и стал думать, что же теперь делать. Я устал, и продолжать путь уже не хотелось – я успел переодеться в сухую одежду, да и неизвестно, как долго пришлось бы искать другое подходящее место. Решил всё-таки остаться. Подумал, что разумно было бы еще раз подойти к хижине и сообщить, что на берегу остановится на ночь турист.

Хижина (ночью подошел и сделал снимок)

Я постучал в дверь, и на пороге показался хмурый нетрезвый мужчина около 30 лет. В кальсонах. Но когда я заговорил, его тон сменился на дружелюбный: «Финский турист?». Он пригласил меня зайти внутрь и предложил чаю. Внутри хижины также обнаружилась женщина, которую представили как жену. Они стали уговаривать меня переночевать на койке в хижине. Я отговорился тем, что уже успел поставить палатку.

У мужчины под глазом были наложены швы на какую-то рану. Женщина прихрамывала. Отправляясь спать в свою палатку, я захватил с собой нож-финку, опасаясь этой странной парочки. Но ночь прошла спокойно, да и спалось хорошо: воздух был прохладным и свежим.

С утра мужчина пожаловался на похмелье. Я быстро приготовил завтрак и, насколько мог по-тихому, собрался и уехал. Решил, что лучше не привлекать к своему отъезду лишнего внимания.

Уже после завершения путешествия я рассказал об этом вечере своему другу Ристо Партанену, который неплохо говорит по-русски и гораздо лучше знаком с русской культурой. Ристо прокомментировал, что на моем месте он не стал бы стучаться в хижину. Рита тоже отметила, что действовал я не слишком обдуманно. Однако в целом, по их мнению, в малообжитых районах можно перемещаться относительно безопасно.

Анализируя оба случая, я пришел к выводу, что русские в целом относятся к финским туристам с некой долей уважения. По крайней мере, мне оказывали при случайной встрече вполне радушный прием. Было бы хорошо видеть аналогичное отношение к русским туристам в Финляндии.

Вообще, я считаю гостеприимство одной из наиболее характерных черт русской культуры. Когда гость заходит в дом, о нем всячески заботятся. Если русский предлагает финскому туристу помощь, он не рассчитывает на вознаграждение, а делает это из гостеприимства. Впрочем, деньги всегда можно предложить в качестве благодарности, но если русский будет от них отказываться, настаивать слишком долго не стоит, так как это может быть воспринято как оскорбление. Отличный вариант – иметь в запасе ответный подарок, но, как нетрудно понять, при многодневном путешествии на каяке много лишнего с собой не возьмешь.

Олонец – территория карелов

Так называемая Олонецкая Карелия, расположенная к югу от старой финской границы, никогда не являлась частью Швеции или Финляндии, кроме нескольких лет во время Второй мировой войны, когда она была оккупирована. Это земли, на которых традиционно проживали карелы.

Город Олонец был одним из старейших поселений Севера России. Первые письменные упоминания о нем относятся к 1137 году, то есть за 10 лет до первых упоминаний Москвы.

Олонец расположен не на берегу Ладоги, а дальше вглубине материка, в месте слияния рек Олонка и Мегрега. Сегодня в городе проживает 11,5 тысяч человек. Приблизительно 60% из них – карелы, а около 10% финноговорящие. Таким образом, в Олонецком районе вполне можно обойтись одним только финским – кто-нибудь да поймет.

Кто-то уехал на рыбалку, а машину так и не забрал.

После Олонца берега Ладоги становятся все более сложными для каякера: широкий пояс зарослей тростника вдоль берега становится все шире.

Вот и на следующий день мне пришлось пробиваться к берегу через густые заросли тростника. Я знал, что впереди начинается территория Нижне-Свирского заповедника, где нельзя останавливаться на ночь. А до устья Свири в этот день мне было не успеть.

Каяк в царстве слепней.

Берег был настолько неудобный, что каяк пришлось разгружать, стоя прямо в воде посреди тростника. Слепней в этих зарослях обитали целые тучи. Утром с не меньшими сложностями и по-прежнему в окружении целого облака слепней я запаковал вещи обратно в каяк и тронулся дальше.

Песчаный берег Нижне-Свирского заповедника.

К вечеру я добрался до устья реки Свирь, которая соединяет Онежское и Ладожское озера, и заселился в гостиницу «Свирская». Приветливый хозяин гостиницы вызвался помогать мне выгружать вещи из каяка. Рита по телефону помогла разрешить трудности коммуникации.

Сутки в гостинице обошлись всего в 2 тысячи рублей, завтрак – 250 рублей. По тогдашнему курсу вышло около 55 евро.

На канале оживленное движение

Вдоль Ладожского канала

Между устьями Свири и Невы вдоль юго-восточной береговой линии Ладоги параллельно друг другу тянутся два бесшлюзных канала. Через Ладогу проходил один из важнейших торговых водных путей Российской империи: он тянулся от Волги через реки Волхов и Неву к Балтийскому морю. Отрезок пути, проходящий по Ладоге, был самым опасным для судов. Огромное озеро в этом месте мелкое, берега каменистые, а главное – открытое всем штормам, так как здесь нет защиты в виде островов или шхер, как в северной части озера.

Староладожский канал, называемый также в честь Петра I Петровским, имел протяженность 111 км. Движение по нему было открыто в 1731 году, и он соединял реку Волхов (в устье которой расположен город Новая Ладога) с Невой (в месте ее протекания через город Шлиссельбург). В начале XIX века канал был продлен от реки Волхов на север, до устья Свири.

Из-за постепенного подъема береговой линии Староладожский канал обмелен, и в 1861-1866 гг между берегом Ладоги и старым каналом был построен новый, получивший название Новоладожского или канала Александра II.

Белое сооружение – часть латеральной системы для навигации по каналу.

С развитием железной дороги водные пути утратили свою значимость. Теперь из двух ладожских каналов один полностью зарос, а второй используется только маломерными судами.

Мне не удалось заранее выяснить, можно ли мне будет использовать канал для передвижения. Хозяин гостиницы понятия не имел, в каком состоянии находится канал (по моим наблюдениям, в России вообще поразительно часто люди крайне плохо знают родной край), однако старался помочь и повез меня на квадроцикле к своему знакомому, который подтвердил, что на каяке по каналу можно пройти.

Движение по каналу было непростым. Канал совершенно не продувался ветром, и у поверхности воды было душно и жарко. Осложняло ситуацию то, что крутые берега канала не позволяли причалить для отдыха. За весь путь удалось сделать только две остановки – в обоих случаях у берега встречалось поваленное дерево, у которого можно было причалить.

2 км по прямой, небольшой поворот, снова прямой отрезок 1-3 км, и так всё время. Жарко и душно. Передохнуть от солнца можно только приблизившись к тени деревьев, растущих на берегу.

Илистые берега и поход в магазин

Через добрые 20 километров неподалеку от деревни Вороново нашелся пляж, где можно было сойти на берег. Там же был выход к Ладоге, и я решил вернуться в озеро, мечтая найти нормальный песчаный берег для ночевки.

К счастью, до выхода в Ладогу я пообедал и отдохнул. На протяжении более чем 20 километров берег Ладоги оставался непривычно плохим. Только один раз удалось размяться, причалив к крупной коряге, торчавшей вблизи берега. Уже в 10 метрах от берега нос каяка увяз в густой тине, и даже при помощи весла продвинуться дальше не удалось.

Вынужденный ”туалет”. Хорошо, что хотя бы это дерево нашлось.

Жара стояла под 30 градусов, вода тоже была теплая, а запасы питья подходили к концу. Стало понятно, что нужно попытаться попасть в город Сясьстрой, расположенный в устье реки Сясь. Подплывая к берегу, я заметил какое-то здание и трех мужчин. У них и спросил, где найти ближайший магазин. Мужчины, судя по всему, не особо поняли вопрос, но указали на здание.

Хозяин рыбного магазина Андрей и продавец

Здание оказалось рыбным магазином. Хозяин магазина Андрей сразу понял мою ситуацию. Без всяких просьб с моей стороны он сказал своему продавцу сторожить оставленный на берегу каяк и повез меня в магазин, до которого было километров 5. Правда, тем же рейсом он подбросил троих своих работников к воротам учреждения, похожего на трудовую колонию. В магазине я купил 3 литра воды, мороженое и безалкогольное пиво.

По возвращению Андрей заварил чай и предложил мне холодной воды из-под крана. Я попил, и на удивление последствий для желудка не было. Андрей провел мне экскурсию по своему дому, где в это время шел ремонт, на ходу ловко задвинув в ящик несколько пачек купюр, лежавших на столе.

Я позвонил Рите и попросил ее забронировать по телефону номер в рыболовно-охотничьем клубе в Новой Ладоге.

Конечная остановка после долгого дня. Выпил за стойкой 2 бутылки Балтики-0, и это было ооочень кстати.

Я принял решение продолжить движение по каналу. В этом месте на протяжении почти 10 километров он практически прямой, и купол новоладожской церкви виднелся впереди все время. Около полуночи я добрался до клуба. В номере оказалось очень жарко, почему-то пахло канализацией. Но зато работал холодильник, куда я и сложил свои продукты. Поесть ночью уже не удалось – все было закрыто. Номер обошелся в 900 рублей.

Новая Ладога – перевалочный пункт торгового пути викингов

Следующий день я провел в Новой Ладоге в ожидании Эркки и Аннели, которые должны были подвезти мне продукты. Съездил на такси на рынок за футболкой и шортами, так как понял, что в своей походной одежде смотрюсь в гостинице странно.

Первая в жизни честно заработанная в каяке мозоль

Весь день я только отдыхал, писал смс, почитывал «Властелина колец» и изучал карту Ладоги.

Походные вещи в номере гостиницы

Новая Ладога – город с населением около 11 000 человек, расположенный в устье реки Волхов. Несмотря на название, это вовсе не молодой город. Поселение здесь было еще в XV веке, хотя стату города оно получило только к 1704 году. А город с названием Старая Ладога расположен в 13 км выше по течению Волхова. Это был древнейший крупный центр торговли, через который проходил путь «из варяг в греки», важнейший торговый путь викингов. По предположениям археологов, Старая Ладога была основана в 753 году. В 2003 году город отметил свое 1250-летие и получил от Путина звание старейшего города России.

Река Волхов впадает в Ладожское озеро в его южной части. Именно в устье Волхова торговые пути викингов, начинавшиеся с территории современной Швеции, поворачивали на юг. После пересечения водораздела торговые пути шли по Днепру через Киев по направлению к Константинополю и Средиземному морю.

На берегу Волхова, в сотне километров южнее Старой Ладоги, находится и Великий Новгород, также считающийся одним из старейших городов России. Через Новгородское княжество в Карелию пришло православие. В «Повести временных лет» Новгород впервые упоминается в описании 859 года.

В период 1136 – 1478 Новгород был столицей Новгородской республики. Швеция и Новгород вели нешуточную геополитическую борьбу территории в районе Ладоги. Позже Новгород был присоединен к Московскому княжеству.

Сегодня в Новгороде проживает 220 000 человек. В городе сохранилось множество достопримечательностей, связанных с древнерусской историей.

Поразмышляв над картой, я решил попросить Эркки и Аннели отвезти меня на машине в Шлиссельбург. Судя по карте, между Новой Ладогой и Шлиссельбургом было еще более мелко, чем на предыдущем отрезке пути. Чтобы постоянно не застревать в тине и водорослях, нужно было бы держаться в километре от берега, не имея ни малейшего представления о том, где появится возможность сойти на берег. Перспектива продолжить путь по каналу тоже не радовала, поскольку никто так и не смог подсказать, есть ли там возможность подняться на берег. Вообще, по карте выглядело все странно: вдоль канала вроде бы располагалось несколько совсем небольших поселений, а ближе к Шлиссельбургу – довольно большое скопление дачных поселков, но при этом на карте не было видно ни одной нормальной дороги, и были ли эти поселки заселены, оставалось под вопросом. Из опасений, что на берегах канала не найдется подходящего места для ночевки или даже возможности из него выбраться – а впереди было более 100 километров – я решил не рисковать. Можно быть немного сумасшедшим, но не дураком.

От Шлиссельбурга на север

После автомобильной заброски в Шлиссельбург, куда я попал уже около 9 часов вечера, я потратил еще несколько часов, чтобы выйти в Ладогу. Погода была великолепная – тепло и безветренно, однако мне пришлось попотеть: в районе Шлиссельбурга Нева берет начало из Ладожского озера, и встречное течение там оказалось очень сильным. Нева – мощная река, несущая через Санкт-Петербург в Финский залив воды Ладожского, Онежского, Сайменского озер и многочисленных рек. Разница высот между Ладогой и Финским заливом составляет 4 метра. Порогов на Неве нет.

Крепость Орешек. Идет реставрация. Сильное встречное течение около 10км/ч

С точки зрения финской истории, шлиссельбургская крепость Орешек имеет большое значение. Она была основана еще в 1323 году новгородским князем Юрием Даниловичем на острове, стратегически важном с военной и торговой точки зрения. В тот же год в крепости был подписан первый мирный договор между новгородцами и шведами, так называемый Ореховский мир.

За историю своего существования крепость была множество раз разрушена и отстроена заново. Современный облик она обрела в 1514-1525 годы. Крепость имела форму многоугольника длиной 300 м и шириной 150 м, с семью башнями по периметру и трехбашенной внутренней цитаделью. В настоящее время в крепости идут работы по реконструкции.

По своей истории и значимости расположения Орешек напоминает крепость Олавинлинна в городе Савонлинна. Обе крепости поочередно находились под управлением Швеции и России.

Крепость утратила свое военное предназначение, когда Петр I решил связать дальнейший путь развития России с Балтикой и Европой и основал новую столицу на болотистых берегах Невы – на территории Ингерманландии, находившейся долгое время во власти Швеции и населенной народом, говорившем на диалекте финского языка.

Произошло это в результате Северной войны (1700-1721), которую Петр I вел против Швеции, возглавляемой молодым королем Карлом XII. К началу 1703 года Петру I удалось отвоевать у Швеции всю территорию вдоль русла Невы, а еще через 10 лет русские войска впервые завоевали территорию современной Финляндии, а часть ее осталась в Российской империи и по результатам заключенного в 1721 году мира. Период военной кампании на территории Финляндии называют «великим лихолетьем» (или «большой ненавистью» по другому варианту перевода).

Круизный теплоход на Ладоге

 

Знак фарватера. В вечер воскресенья рыбаков было около сотни.

 

В поисках укрытия от ветра – рядом с военной базой

Когда я наконец вышел из Невы в Ладогу, ночное небо уже начало светлеть и поднялся ветер. В этой части Ладоги берег был отмечен на карте красной пунктирной линией. С каяка я видел, что проходящая вдоль берега дорога прерывалась каким-то пропускным пунктом, и человек в форме открывал ворота для каждой проезжающей машины.

Я заранее пытался узнать у своих русских знакомых, есть ли у берегов Ладоги закрытые военные зоны. Эта, по крайней мере, выглядела именно такой. Однако судя по ответам знакомых, официальной информации о таких закрытых зонах не нашлось. Уже после завершения поездки мне удалось, наконец, выяснить, что территория за воротами была когда-то военной базой войск химзащиты. Что там расположено теперь, осталось непонятным.

Ветер быстро усиливался и дул с северо-запада, то есть со стороны открытой Ладоги. Нужно было найти место для ночевки, причем быстро.

Берег оказался мелким и очень каменистым, но за одним из мысов нашлось подходящее место, которое кто-то уже использовал для разбивки лагеря. Я поставил палатку так, чтобы ее не было видно с воды. Не покидало ощущение беспокойства. Беспокойство усилилось, когда через некоторое время из-под воды виднелся свет, как если бы под водой загорелся яркий прожектор.

Часть какого-то неведомого агрегата в лесу неподалеку от берега.

День прошел в ожидании стихания или смены направления ветра. Ни того, ни другого не произошло. В какой-то момент внимание привлек какой-то яркий предмет, двигавшийся параллельно поверхности воды вдали от берега. Однако, ничего таинственного там не оказалось: в бинокль удалось разглядеть связку воздушных шариков, видимо, улетевших от владельца.

Следующим утром ветер немного стих, барашков на волнах уже не было видно. Быстрый завтрак, сборы – и в каяк. Но почти сразу же стало понятно, что ветер снова становится по-прежнему сильным. Обидно, но пришлось вернуться на старое место. Снова поставил палатку, повесил гамак и расслабился. Гамак, говорят, полезен для спины.

Я поставил будильник на 3.15 ночи. Ветер снова вроде бы уменьшился. Через час я уже был в каяке. На озере были крупные волны, которые ударяли в борт – приходилось идти сосредоточенно, обращая внимание на каждую волну.

Берег по-прежнему был мелким и каменистым, постоянно попадались дачи.

Через пару часов попалось подходящее место, и я решил сойти на берег – ветер снова усилился, а во второй половине дня шансов на его стихание было мало. Я еще не достаточно удалился от подозрительной военной зоны, отмеченной на карте, поэтому снова постарался разместить палатку и вещи так, чтобы их не было видно с воды.

Оставшийся день я лежал, читал и слушал шум волн.

Около 3 часов ночи неподалеку от берега довольно долго разъезжало какое-то судно – на воздушной подушке, судя по звуку двигателя. Если искали меня, то, по крайней мере, не нашли.

Гостиница на реке Бурная

Пятнадцатый день пути начался хорошо, дул несильный встречный ветер, и уже к 9 утра я вышел на воду. В планах было пройти за день довольно большое расстояние.

Гостиница на реке Бурная. Неплохое место и для обычного отдыха. А вода в реке Бурная – из той же водной системы, к которой принадлежит озеро Хаукивеси в моем родном городе Рантасалми.

 

На протяжении около 20 км на берегу были хорошо видны последствия прошлогодних бурь, которые прошлись и по Финляндии, и, видимо, по Карельскому перешейку. Виднелось множество поваленных деревьев. Не хотелось бы оказаться при таком ветре на воде.

К концу дня я пересек бывшую границу Финляндии и вскоре добрался до небольшого поселка Соловьево, где была гостиница. Я просил Риту забронировать мне в номер, но в гостинице упорно не брали трубку. Пришлось выяснять ситуацию самому. Во дворе гостиницы сначала меня встретили три собаки – облаяли, обнюхали, пропустили, а следом вышли две женщины. Номер снять удалось.

Гостиница оказалась очень даже неплохая, мне разрешили сложить свои продукты в гостиничный холодильник, причем его даже включили специально для меня. На ужин предложили борщ, пельмени, хлеб, пиво и бутилированную воду.

Правда, горячей воды в душе не было, но к этому я был готов, так как о сезонных отключениях горячей воды мне известно.

На завтрак дали омлет из пяти яиц и хлеб. Все удовольствие – ночевка вместе с едой – обошлось в 2000 рублей (около 50 евро). Однозначно могу порекомендовать эту гостиницу для непритязательного отдыха.

Поселок Соловьево (финское название Тайпале) находится в устье реки Бурная (по-фински тоже Тайпале) – крупнейшей ветки озерно-речной системы Вуоксы. Часть вод Вуоксы попадает в Ладогу по старому руслу, расположенному севернее, в районе Приозерска, но основной сток находится здесь. Старое русло утратило свое значение в середине XIX века, когда для расширения пахотных земель воды Вуоксы были направлены в озеро Суванто, а оттуда в Бурную.

Во время Зимней войны по берегам 11-километровой Бурной проходила линия Маннергейма.

По направлению к Сортавале и скалистым берегам Северного Приладожья

В Соловьево стало появляться ощущение, что впереди остался финальный бросок и скоро появятся знакомые берега.

Нерпа изучает каякера

С утра было жарко и безветренно. Первые два часа пути было ощущение, что грести непривычно тяжело. На первом же перерыве на берегу обнаружилось, что за каяком тащилась увесистая связка кувшинок и водорослей.

Виднелся остров Коневец с монастырем, но от идеи заходить на остров я отказался – нетерпение уже подгоняло только вперед.

Еще одна неведомая конструкция на одном из островов.

Виднелись следы сильного ветра, стихания которого я ожидал два дня назад: в воде плавали пластиковые бутылки, какие-то обертки и прочий мусор, прибитый ветром. Видимо, сбрасывают этот мусор с круизных теплоходов, так как населенных пунктов рядом нет.

Вечером пришлось огибать очередную охраняемую зону, где на берегу виднелись наблюдательные вышки. Не решился даже доставать фотоаппарат. Для ночного лагеря я выбрал песчаный берег, о чем сильно пожалел следующим утром, когда ночная роса промочила песок. Мокрый песок облепил абсолютно все вещи.

На пути к Приозерску на берегу встречались следы войны: противотанковые укрепления, памятники.

Вскоре я прошел мимо Приозерска – города с населением около 20 000 человек, расположенного в устье Вуоксы. Старое название города, Корела, возможно, имеет отношение к происхождению слова «Карелия». Именно здесь располагались первые поселения ладожских карел, заселивших впоследствии восточную Финляндию.

Кто-то потерял?

В Новгородских хрониках Корела впервые упоминается в 1143 году, а уже в XIII веке здесь была построена крепость. В XV веке Корела упоминается как второй по величине город Новгородского княжества.

Моя двоюродная бабушка жила на другом конце этого острова. Гамак на таком берегу – лучший вариант для сна.

Последнюю ночь я провел в окрестностях Лахденпохьи. В дневнике записал: ”ПОТРЯСАЮЩИЕ СКАЛЫ”. Крупными буквами. Здесь начиналось уже хорошо знакомое Северное Приладожье.

Последний переход прошел играючи. Погода была отличная, небольшой ветер дул с востока. На причале Сортавалы встречала Рита со своим братом. «Бабушка», мама Риты, уже растопила баню и приготовила веник. Помыться в бане было просто божественно. По мнению встречающих, внешне я слегка напоминал черта, так что сбрил бороду прямо в бане, чтобы не пугать людей.

Мечта исполнена. Ладога пройдена вдоль всего берега.

За вечер я выпил около 3 литров воды, а на следующий день ещё 5. В туалет при этом почти не приходилось ходить. Жара в сочетании с физической нагрузкой основательно попутала баланс жидкостей в организме.

Такая разная Ладога

Только пройдя вдоль всего берега Ладоги, осознаешь, насколько разнообразно это озеро. Северная часть побережья, бывшая финская территория, скалиста, изрезанная знаменитыми шхерами. В районе Олонца берег песчаный. В южной части озера очень мелко, и чтобы попасть на берег, нужно продираться через заросли тростника и мелкие камни – очень неудобно для передвижения на каяке. Ладожские каналы, как оказалось, вполне проходимы, но сойти на берег в любой момент не получится.

Сложный выход на берег

В северной части Ладога очень глубокая, местами более 200 метров. В южной части мелко, и оттого берега густо поросли тростником.

Если изучать берега, то в северной части озера можно вспомнить Утраченную Карелию – потерянную Финляндией территорию; Олонец расскажет о карельской культуре, а южный берег – от устья Свири до Шлиссельбурга – это уже история российского государства. По сути, в таком путешествии осознаешь, насколько близка Финляндия расположена к центрам зарождения и развития российского государства, и насколько тесно соприкасаются истории наших стран. Всего за несколько дней можно на каяке пройти от мест, значимых для русской истории, до мест, значимых для финской.

Здесь также осознаешь, что нынешнее государство не появилось из ниоткуда, а строилось поэтапно, на протяжении веков, разбрасывая везде свидетельства этого строительства. На моем маршруте можно было увидеть поселения, стоявшие на крупнейшем северном торговом пути. Для любителя истории здесь есть на что посмотреть.

Погода большого озера

Самый важный фактор любого путешествия по такому большому озеру – это, конечно, погодные условия. Даже удивительно, что за неполные три недели путешествия я всего один раз стал заложником ветра.

Если ветер дует со стороны открытого озера, волны могут быть такими огромными, что на каяке или лодке на озеро лучше не выходить. Всегда нужно быть готовым к внезапному появлению или усилению ветра. В южной части озера отдельную проблему составляет поиск места, где можно сойти на берег. На Ладожских каналах ветер не угрожает, но найти место для выхода на берег и тем более для ночевки очень сложно.

Лучшее время для такого путешествия – в районе праздника Юханнус (Иванов день), когда к ночи ветер, как правило, стихает, и в белую ночь можно перемещаться почти так же просто, как и днем. Ближе к июлю и до конца лета берега заполоняют туристы, в основном из Санкт-Петербурга и Москвы. В это время крайне сложно найти удобный естественный берег, где бы уже не стояла чья-нибудь палатка.

Жители Карелии опасаются озера

В целом я пришел к выводу, что у современных жителей берегов Ладоги нет традиции освоения озера и перемещения по нему. Большая часть населения родом из других мест, после войны сюда переселялись жители Украины и Белоруссии. С разоренных войной территорий люди перемещались в Карелию, где остались пустые дома.

Большое озеро так и осталось для них чуждым и пугающим элементом. Пары поколений недостаточно, чтобы изменить это отношение. Конечно, есть и рыбаки, и просто люди, имеющие лодки, но массово жителям Приладожья это озеро практически незнакомо. Так и Рита, провожая меня каждый раз в очередной озерный поход, почему-то считает, что я сильно рискую там убиться.

Снаряжение

В этот поход я ходил на каяке, изготовленном вручную, очень легкой (всего 14 кг) версии модели Artisan с увеличенным пространством в задней части для хранения походного снаряжения.

Походный фильтр для воды – необходимая вещь. В каяк с собой не возьмешь запас воды на 3 недели. Местами вода в Ладоге, наверное, вполне пригодна для питья, но вблизи городов я бы никому не рекомендовал рисковать. А когда вода цветет, то и кипячение не поможет, такая вода токсична.

Фильтр MSR справился со своей задачей на отлично, но после 3 недель использования отмывать его пришлось долго жесткой щеткой.

Для навигации хватало карты и компаса, но в тумане и для определения направления старта я пользовался и GPS-навигатором. Рассчитывать на один лишь навигатор не стоит: электроприборы на воде – не самый надежный друг.

Перед поездкой удалось купить в книжном магазине «Айно» в Сортавале неплохую 6-страничную карту Ладоги масштабом 1: 100 000, и ее было вполне достаточно.

Я брал с собой два мобильника. В одном была финская сим-карта, в другом – российский «Мегафон». В районе Олонца на протяжении трех дней не ловил ни один телефон. Вблизи населенных пунктов, естественно, такой проблемы не было.

О безопасности

Когда я рассказываю об этом путешествии, практически все удивляются тому, что я был один. Сам я не вижу в этом ничего странного. У себя дома, на озере Хаукивеси, я всегда хожу на каяке в полном одиночестве. Захотелось на воду – собрался и пошел, и не нужно звать компанию.

При этом, конечно, к такому путешествию необходимо подготовиться так, чтобы действительно быть готовым справиться в одиночку с возможными сложностями. Это не так просто, как может показаться на первый взгляд.

Большинство людей, незнакомых с водными походами, имеют не совсем верное представление о безопасности. На самом деле, наличие компаньона не сильно повышает уровень безопасности. Конечно, в некоторых случаях компаньон может предостеречь от неверной оценки ситуации и принятия решения. С другой стороны, если ошибка все-таки случится, то и жертв будет больше, чем одна.

Водный туризм, как и туризм в целом, это всегда несет определенные риски. Но риск есть даже когда мы сидим дома, абсолютной безопасности не существует. Отправляясь в это путешествие, я хорошо осознавал, что если со мной что-то случится, то виноват буду только я сам, а не кто-то другой.

Мне вообще кажется, что сейчас люди слишком часто стараются перекладывать ответственность на других. Когда у каждого есть телефон, можно легко пойти куда угодно с мыслью, что если устанешь или заболеешь, можно в любой момент позвонить спасателям и они заберут тебя на своем спасательном вертолете.

Когда я иду в поход, стараюсь больше ориентироваться на мышление людей, которые когда-то открывали новые земли, собирали фольклор или изучали природу. Любой поход должен быть тщательно подготовлен, возможные трудности учтены, снаряжение надежно. Когда поход начался, ты оказываешься сам по себе, даже если рядом есть товарищ. Нужно обдумывать свои действия. Небольшая травма или повреждение снаряжения могут стать серьезной проблемой. Очень важно осознавать предел своих возможностей. Никогда нельзя планировать непосильный по расстоянию переход или отправляться в путь в плохую погоду.

Естественно, на открытой воде навыки перемещения на каяке должны быть уверенными. Если вы не владеете навыком эскимосского переворота в груженом каяке, это обязательно нужно учитывать, прежде чем рискнуть выйти на воду в не слишком благоприятную погоду. Я, например, таким приемом не владею и принимаю решения в соответствии с этим.

Мой план безопасности основывался и на помощи других людей: Рита в Сортавале помогала дистанционно, а Эркки и Аннели могли бы относительно быстро прийти на помощь, передвигаясь на своем кемпере. Если бы я заболел, план действий на этот случай у меня был.

Планируя путешествие, я побывал на машине в некоторых частях береговой линии и присмотрел гостиницы для некоторых ночевок. Между Новой Ладогой и Шлиссельбургом не было возможности приблизиться к воде – там банально не было дорог.

Спасательные службы в России вызываются по тому же номеру, что и в Финляндии – 112, но на это я не очень рассчитывал, так как объясниться по-русски по телефону все равно бы не смог. В случае возникновения чрезвычайной ситуации я планировал звонить прежде всего друзьям, которые бы уже позвали на помощь.

 

Подводя итоги, могу сказать, что Ладога – это огромная масса воды, обширное и глубокое озеро. Под килем местами было более 200 метров. Это непередаваемое ощущение.

 

Путешествие кратко:

День Пройденное расстояние Время в пути

1.        9 км         2 ч

2.      17 км        7 ч

3.     37 км         8 ч

4.     34 км         7 ч

5.      36 км         8 ч

6.      46 км         9 ч

7.      30 км         8 ч

8.      39 км        4 ч

9.      63 км      15 ч

10.      0 км

11.     31 км     5,5 ч 

12.      0 км

13.      0 км

14.     15 км     2,5 ч

15.      50 км    11 ч

16.     45 км     11 ч

17.     67 км     16 ч

18.      53 км     10 ч

Всего: 573 км 125,5 ч (4,6 км/ч без учета остановок)

Около 298 000 гребков веслом. Если сопротивление воды при одном гребке составляет 1 кг, физическая нагрузка получается 2500 кг/час.

 

 

Meloen vai soutaen?

pekka-iltasoutu

Teksti: Pekka Sihvonen     Kuvat: Maarit Sihvonen ja Pekka Pouhula

Melomista parikymmentä vuotta jonkin verran harrastaneena minulle heitettiin haaste arvioida melomista suhteessa soutamiseen.Soutamista ylipäätään olin kokeillut vuosien varrella varsin vaatimattomasti. Lähdin siis retkelle ennen kaikkea melojana. Ennakkoon ajattelin, että soutuveneeseen astun vain hätätilanteessa.

Olimme pienellä ryhmällä melontaretkellä Laatokalla Valamon saaristossa heinäkuussa 2016. Meillä oli matkassa turvaveneenä savolaismallinen kahden airoparin soutuvene varustettuna pienellä perämoottorilla. En ollut aiemmin edes nähnyt kyseistä venettä saati, että minulla olisi ollut kokemusta sen soutamisesta.

ryhma

Pekka Sihvonen, Pekka Pouhula, Maarit Sihvonen ja Mari Jannela Valamossa.

Matkaan lähdettiin Salmin Lunkulansaaren pohjoispäästä lauantai-iltana klo 21. Kolme melojaa ja yksi soutumies suuntasivat aluksi kohti Mantsinsaaren pohjoiskärkeä. Kokenut Laatokan meloja Pekka Pouhula tarttui vahvoin ottein airoihin ja alkoi hitaasti mutta määrätietoisesti soutaa venettään eteenpäin. Ajattelin, että täytyy olla vähän kaheli tyyppi, kun tuollaista raskasta venettä aikoo Valamoon asti soutaa! Olihan perässä moottorikin! Veneen tyhjäpaino on noin 115 kg ja nyt täydessä lastissa yhdellä soutajalla kokonaismassa oli yli 300 kg! Edettyämme noin 8 km pidettiin tauko. Sen jälkeen olisi edessä vielä noin 8 km ennen jaloittelumahdollisuutta. Jo tuossa vaiheessa ajattelin mielessäni, että on tuo kyllä ihme kaveri, kun jaksaa soutaa jäämättä melojien vauhdista. Myöhemmin retken aikana Pekka kertoi veneensä menestyksestä soutuveneiden testivertailuissa (mm. Erälehden testivoittaja 1995 ja kakkonen 2002)! Eli meillä oli matkassa soutuominaisuuksiltaan erinomainen yksilö. Sen sain itsekin myöhemmin kokea.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Pekka soutamassa Valamon länsipuolella kohti eteläistä leiripaikkaa.

Mantsinsaaren nokasta matka jatkui kevyessä myötätuulessa suoraan länttä ja Repoluotoa kohti. Se on pieni pahainen lokkien valtaama luoto keskellä aavaa Laatokkaa. Kello on yksi yöllä, emmekä voi jäädä luodolle yöksi. Matka jatkuu. Säälin soutajakaimaa ja ehdotan, että voisin tulla toiseksi soutajaksi. Näin pääsisimme joutuisammin seuraavaan kohteeseen Ristisaarille, sinne on matkaa noin 8 km. Laitamme kajakkini ”Kipon Pekan” hinaukseen ja istun itse toiseksi soutajaksi ”OneGo” -veneeseen. Nimi viittaa Ääniseen venäjän kielellä. Vene on tosiaan kokenut myös Äänisen aallot ja Suomenlahden ylityksen!

Pekka antaa minulle soutuhanskat. Ne ovat pikkuisen tiukat, mutta menevät silti käteen. Vene ja airot on vastikään tervattu. Saankin jo heti alkuun tahroja tervasta. Se ei haittaa, kun tartun uteliaana airoihin ja alan opetella tahdissa soutamista. Pekka sanoo, että hän määrää tahdin ja suunnan, minun tarvitsee vain soutaa mukana. Välillä airot kyllä kolisevat yhteen, kun en huomaa pitää varaani seuratessani melojien etenemistä.

parisoutu

Pariairosoutua Laatokalla. Airoissa Pekka Pouhula ja Pekka Sihvonen.

Aika pian huomaan, että veneen meno on joutuisaa ja sujuvaa. Pekkakin toteaa, että kaksin soutaminen antaa todella paljon lisävauhtia etenemiselle. Soutaminen tuntuu yllättävän mukavalta melomisen jälkeen. Ensinnäkin jalkatilat ovat runsaat. Jalkoja voi välillä vapaasti liikutella, se estää niiden puutumisen. Itselläni tahtoo meloessa varsinkin oikea jalka puutua. Ehkä melontatekniikassani on hiomista? Iso soutuvene on vakaa kulkupeli kajakkiin verrattuna. Toki en ole vielä koskaan kajakilla meloessa kaatunut, mutta omat rajani tunnistan. Raja, jolloin en lähde melomaan, tulee eteen aikaisemmin kuin tällä soutuveneellä kaksin soutaessani. Sen joudun omakohtaisesti myöhemmin retken aikana kokemaan. Soutaminen on toki fyysisesti raskaampaa kuin melominen, mutta omat hyvät puolensa siinä kiistatta on.

hauta

Aleksanteri Syväriläisen erakkoluola.

Ristisaarilla pääsimme vihdoin neljän maissa aamulla nukkumaan muutamaksi tunniksi jatkaaksemme matkaa kohti Valamon pääsaarta. Myötätuuli oli voimistunut sen verran, että aallokko ei enää houkutellut minua kajakkiin. Naiset sen sijaan olivat innolla lähdössä melomaan. Pekan kanssa jatkoimme soutamista auringon paistaessa aika lailla kuumasti. Laatokalla pitäisi aina muistaa käyttää aurinkovoiteita. Sen huomasin ikävästi illalla, kun reiteni hohkasivat punaisina auringon paahdettua niihin koko soutupäivän ajan. No, sen jälkeen ei aurinkoa enää juuri näkynyt, kun sade ja tuulet tulivat. Ennen Valamoa pysähdyimme Pyhityssaareen, jossa on erakkomunkki Aleksanteri Syväriläisen skiitta ja erakkoluola. Pyhityssaari on nähtävyytenä erikoisen hieno ja tunnelmaltaan erityinen, varmaankin juuri pyhä nimensä mukaisesti. Matka Ristisaarilta Valamon teltta-alueelle on noin 20 km. Soudimme Pekan kanssa Ristisaarilta Pyhityssaareen noin 13 km. Loput 7 kilometriä taitoin taas meloen.

kirkko

Valamon pääkirkko idästä päin kuvattuna.

Leiriytymisestä Valamon leirintäalueelle nro 1 reilun kilometrin päähän Nikolskin skiitasta ja Valamon pääkirkosta tulikin sitten vähän pidempi kuin olimme suunnitelleet – sään takia. Samassa telttapaikassa olimme kaikkiaan neljä yötä ennen kuin pääsimme jatkamaan matkaa Valamon pääsaaren läpi Niikkanan kautta kohti toista leirintäaluetta, joka sijaitsee pääsaaren etelänurkassa. Matkaa kertyi tästä etapista 19 km, jonka itse meloin ja Pekka souti yksin. Sieltä matka jatkui yön jälkeen Palinsaaren ja Ristisaarten kautta Mantsinsaaren länsirannalle ukkospilviä vältellen. Tämä oli pisin päivätaival (noin 34 km), josta vain alkumatkan nautiskelin meloen. Aallokon kasvettua itselleni epämiellyttävän haastavaksi nousin veneeseen naisten jatkaessa meloen.

mari-lepo

Tähtisilmän Mari lepäilemässä Valamon saaristossa.

Seuraavana aamuna länsituuli puski edelleen vahvasti Mantsin rantaan. Tiesin heti etten lähde tuohon merenkäyntiin melomaan. Pekan kanssa saimme veneen vesille ja aloimme moottoriajolla ottaa aaltoja vastaan ja edetä kohti Mantsinsaaren pohjoiskärkeä. Soutaen homma olisi kyllä ollut aika vaikeaa. Naiset urhoollisesti lähtivät kajakeilla liikkeelle ja etenivätkin ripeästi niin, että meillä veneen kanssa meni tovi ennen kuin saimme näköhavainnon heistä. Mantsinsaaren kärjessä on laaja ilkeä matalikko, joka nostatti aallot entistä korkeammiksi. Pian näin kajakin parinsadan metrin päässä kuohujen keskellä valkoinen pohja kohti taivasta vierellään meressä kelluva meloja. Jouduin eka kertaa tositilanteessa pelastamaan melojaa vedestä veneeseen. Pekan taitavassa ohjauksessa kaikki sujui hyvin ja rauhallisesti eikä pieniä tarvikemenetyksiä lukuun ottamatta mitään vahinkoja tullut. Ranta oli lähellä ja nopean kuivattelun jälkeen jatkoimme meloen saaren suojaista puolta kohti Lunkulansaarta ja siellä odottavia autoja. Kaiken kaikkiaan Valamoretken kokonaispituudeksi tuli noin 109 km.

Summa summarum – meloen vai soutaen?

Kokemuksena soudun ja melonnan vuorottelu oli todella positiivinen yllätys. Me kajakkimelojat helposti vähättelemme soutajia ja pidämme soutamista tylsänä ja rankkana. Vaikka melojan rintamasuunta on ylivertainen soutajaan nähden, niin molemmilla on silti hyvät näkymät. Soutajan liikkumisvapaus ja – mahdollisuus veneessä tuo mukavuutta matkantekoon. Pitkillä retkivaelluksilla kahdella airoparilla soutaen matkanopeus yltää samaan kuin kajakilla. Veneen pakkaaminen on huolettomampaa kuin kajakin lastaaminen. Toisaalta kajakissa tavarat pysyvät varmemmin kuivina, jos vain kansiluukut ovat veden pitäviä. Kaiken kaikkiaan suosittelen kajakeilla ja soutuveneillä tehtyä yhteisretkeilyä ja vuorottelua soutamisen ja melomisen välillä, sen verran mukava kokemus se itselleni oli.

maarit-sumu

Maarit Laatokan sumussa

pienet-ja-isot

Niikkana lahden alusten kokoero!

mari-sumu

Mari Laatokan sumussa.

 

uusi-hotelli-skiitta

Uuden kesähotellin yläkerran skiitan ikonostaasia.